Дорогами Пушкина

Дорогами Пушкина

Этот маршрут можно назвать «Дорогами Пушкина» — мы исходим из того, что в свое родовое имение Михайловское русский поэт ездил (впервые в 1817 г.) путем иным, нежели путешествуют теперь. При А.C. Пушкине самой благоустроенной дорогой в этом направлении значился Белорусский тракт, проходивший в т.ч. через Царское Село, Гатчину, Порхов, Новоржев, Тригорское. Все эти названия — места с глубокой и яркой историей.

София (Царское Село)

До 1830-х XIX века, если ехать из Санкт-Петербурга, почтовый тракт, ведущий в Псковскую губернию и далече, пролегал через упразднённый Павлом I город Софию (основан Екатериной II), ставший частью Царского Села.

push5

Гатчина

Отсюда, из Царского Села, путники ехали в сторону Гатчины, перед которой красовались Мозинские ворота, поставленные еще в XVIII веке из пудостского известняка. Вероятно, автор — А. Ринальди. 

push3

В Гатчине, кстати, сохранились и другие ворота — Смоленские, чье название указывает, собственно, на то, куда вел Белорусский тракт, проложенный при Екатерине II. 

push4

Выра и Рождествено

Третья по счету почтовая станция со стороны Санкт-Петербурга находилась в Выре (с 1800 г.), при Пушкине она была деревянной и стояла не там, где впоследствии построили каменный почтовый двор (ныне музей Станционного смотрителя).

Чуть далече от Выры — Рождествено, усадьба Рукавишниковых. После того, как их род пресекся, наследником имения стал племянник Василия Ивановича Р. — Владимир Набоков, будущий писатель. Он оставил воспоминания о том, как приезжал еще ребенком сюда.

Будучи в эмиграции, Набоков переводит «Евгения Онегина» на английский язык и пишет два тома комментариев к пушкинскому роману. «Быть русским - это значит любить Пушкина» — подведет формулу он.

push2

За усадьбой раскинулся замечательный парк, оканчивающийся пещерами и девонскими геологическими обнажениями. Здесь можно набрать чистой воды.

push1

Как известно, в пушкинские времена дорога в усадьбу проходила через города Порхов и Новоржев, то есть минуя Псков. Путь был скучным и долгим, поэтому о Новоржеве, равно как и городке Луга, который он проскакивал по Белорусскому почтовому тракту, Пушкин отзывался так:

Есть на свете город Луга

Петербургского округа.

Хуже не было б сего

 Городишка на примете,

Если б не было на свете

Новоржева моего.

Свернув с трассы М-20 (E-95) в сторону Порхова и Бежаниц, можно найти немало интересных следов прошлого.

Во-первых, в деревне Хредино на погосте стоит Церковь Флора и Лавра, выстроенная в 1925 г., как это часто случалось, на месте более древнего храма. Внутри храма — ясеневый иконостас. Известным священником этой церкви был отец Рафаил, герой книги «Несвятые Святые».

Залазы

Сразу за Хредино — местечко Залазы, где в действовала деревянная почтовая станция, и именно на ее дворе Пушкин в 1827 г. случайно встретил своего лицейского товарища В. Кюхельбекера. Последнего тогда этапировали в Динабургскую крепость за участие в восстании декабристов. Фельдъегерь Подгорный, сопровождавший арестанта, согласно инструкции не мог допускать его общения с посторонними. Завязалась перепалка между Пушкиным и должностным лицом. Кюхельбекера поспешно увезли прочь. В память об событии установлена мемориальная плита. Правда, где точно стояла почтовая станция —неизвестно.

В Залазах сохранилась деревянная часовня Св. Нила Столобенского 1902 г.

push8

Опоки

Дальше по пути, на подъезде к Порхову, стоит заглянуть на погост Опоки с церковью Благовещения Божьей Матери 1772 г. До 1688 г. в Опоках находился Ильинский монастырь, обращенный в приходской храм. По преданию, нынешняя церковь построена на месте указанной прежней (южный предел церкви имеет название Ильинского, и здесь, под спудом, якобы погребен основатель монастыря — Иоаким Опочский).

Опоки — древнее торговое поселение, укрепленное — до сих здесь просматриваются валы городища (на берегу реки Шелонь).  Крепость возводится здесь, вероятно, в 1239 г.: «Того же лета князь Александръ с новгородци сруби городци по Шелоне».

Впервые Опока упоминается в летописи в связи с походом 1346 г. литовского князя Ольгерда на Шелонь: «И взя Шелону и Лугу на щитъ, а с Порховьского городка и съ Опоки взя окупь». Согласно летописи нападению литовцев предшествовало оскорбление Ольгерда «Хочю с вами видеться; лаял ми посадник ваш Остафеи Дворяниц, назвал ми псом». Литовцы захватили Шелону и Лугу и взяли окуп с Порхова и Опоки, что вызвало возмущение новгородцев против Евстафия, «и убиша Дворяниньца посадника на вече», говоря, что из-за него взяты новгородские волости.

opoki

Порхов

За Опоками совсем скоро начинается Порхов — средневековый новгородский пригород, ставший при Екатирине Великой частью Псковской губернии. Самая важная порховская достопримечательность — каменная крепость, прекрасно сохранившаяся до наших дней. До второй половины XVIII века крепость являла собой городской центр, а стоящий внутри ее стен храм Св. Николая Чудотворца, соответственно, считался главной церковью. Крепость Порхов строилась в один год с Опокой, но затем в 1387 г, перестраивалась в камне на новом, нынешнем месте. Толщина её стен достигала 2 м, высота — около 7 м.

Малая башня крепости сохранилась в первозданном виде. Никольская башня в XIX веке получилась колокольню и сделалась часовней. Псковская башня не дошла до наших дней, разрушившись. Кстати, крепость хотели разобрать в  XVIII столетии, но не смогли составить смету на работы (разобран был лишь захаб).

Каменная крепость Порхов осаждалась не единожды. Серъезное нападение случилось в 1428 г., когда к стенам подошел с многотысячным войском Витовт, великий князь Литовский. Примечательно, что крепость, построенная в доогнестрельную эпоху впервые испытала на себе жар пороха. Для устрашения литовцы привезли пушку «Галку», которая была «велика велми» — тянуло ее 40 лошадей. Но со вторым залпом она взорвалась сама.

Новгородцы заплатили большую дань. Муж Марфы Борецкой заплатил за Порхов откуп 5000 рублей, затем владыка с боярами привезли из Новгорода еще 5000, да 3000 рублей за пленных, а князь им отвечал: «се вам стало за то, что мя назвали естя изменником и бражником». 

porhkr

Волышово

Вокруг Порхова было разбросано немало богатых усадеб, одна из которых выделялась особенно — это Волышово, неподалеку от Белорусского тракта, если ехать в сторону Бежаниц.

Кстати, близ Волышово красовалось имение Максаков Бор. И оно связано с родственниками Пушкина по материнской линии — Исаака Абрамовича Ганнибала и его семьи, поселившихся здесь  в 1804 г. С самим И.А. Ганнибалом Пушкин не был знаком (последнему исполнилось 6 лет, когда тот умер), но очень вероятно, что могилу двоюродного деда он навещал., связана с родственниками Пушкина по материнской линии — Исаака Абрамовича Ганнибала и его семьи, переселившихся сюда в 1804 г. С самим И.А. Ганнибалом Пушкин не был знаком (последнему исполнилось 6 лет, когда тот умер), но очень вероятно, что могилу двоюродного деда он навещал.

volyshz

Расцвета Волышово достигло во второй половине XIX века — то есть уже намного позднее гибели Пушкина.  Тем не менее, следы прежних эпох тут тоже проступают. Можно еще вспомнить, что прадед Сергея Александровича Строганова, последнего владельца усадьбы, — Григорий Александрович С., нам известен как опекун детей Пушкина. И двоюродный дядя Натальи Гончаровой. Именно Григорий Александрович уговорил митрополита Петербуржского Серафима хоронить Пушкина по христианскому обряду, ибо дуэль приравнивалась к самоубийству.

vol

volysh1

Михалево и Вышгород

Итак, мы едем вместе с Пушкиным по Белорусскому тракту все дальше и дальше. 
По воспоминаниям дочери и внучки А.М. Карамышева (соседа Пушкина по имению) поэт заезжал в Михалево — усадьбу Н.И. Бухарова, друга юности, героя войны 1812 г. Есть легенда, согласно которой, поэт списал Лукоморье, прогуливаясь по михалевскому парку, что тянулся вдоль озера Локно и завершался полуостровом, где стоит каменная скамья «Пушкин-камень».

pk1

Имение Михалево и неподалеку вырастающих холм, городище Вышегород, отстояли от Порхова более чем на 50 верст (по пути в Бежаницы). В 1866-1876 гг. на городище дворяне Бибиковы построили на свои средства храм в честь Михаила Архангела. Кирпич обжигали на собственном заводе.

vg

Михайловское

Еще с сотню верст — и Пушкин прибывал в свое имение, перешедшее ему в наследство по линии матери Надежды Осиповны Пушкиной (ур. Ганнибал). Дом Пушкиных и его близлежайшая округа выглядели в ту эпоху так, как это изображено на известной литографии П. Александрова, сделанной в 1838 г. по рисунку псковского землемера Иванова.
Но об окрестностях Михайловского — отдельный рассказ.

push9